• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
13:44 

Цитаты про посредственность подъехали! Все, как мы любим!

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
И мало кого утешило то, что корона перешла к ветви Валуа, ветви, по существу, суетливой. Легкомысленные хвастуны, непомерные тщеславны, все в показном, и ничего внутри, отпрыски ветви Валуа, всходившие на престол, были уверены, что им стоит улыбнуться, чтобы осчастливить все королевство.
Их предшественники отождествляли себя с Францией. А вот эти отождествляли Францию с тем представлением, каковое составили сами себе о собственной персоне. После проклятия, принесшего непрерывную череду смертей, — проклятие посредственности.
(с) Морис Дрюон,«Проклятые Короли. Когда Король губит Францию»

@темы: Тексты, Проза

13:39 

Редкая удача

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
И наконец, на долю Франции выпадает неслыханная удача, да не одна, а целых три подряд, когда от конца XII века до начала XIV ею правили трое одаренных или даже выдающихся монархов, и каждый восседал на престоле в течение достаточно долгого срока: процарствовали они — один сорок три года, второй сорок один год, третий двадцать девять лет — так, что все их главные замыслы успели претвориться в жизнь. Три короля, отнюдь не схожие меж собой ни по природным данным, ни по своим достоинствам, но все трое на голову, если не больше, выше заурядных королей.
Филипп Август, кузнец Истории, начинает выковывать подлинное единое отечество, присоединив к французской короне близлежащие и даже лежащие не слишком близко земли. Людовик Святой, вдохновенный поборник веры, опираясь на королевское правосудие, устанавливает единое законодательство. Филипп Красивый, великий правитель Франции, опираясь на королевскую администрацию, создает единое государство. Каждый из этой троицы меньше всего думал о том, чтобы угождать кому бы то ни было; прежде всего они стремились действовать, и действовать с наибольшей пользой для страны. Каждому выпало на долю испить полной чашей горькое пойло непопулярности. Но после их кончины их оплакивали куда больше, чем ненавидели, высмеивали или чернили при жизни. И главное — то, к чему они стремились, продолжало существовать.
(с) Морис Дрюон,«Проклятые Короли. Когда Король губит Францию»

@темы: Тексты, Проза

13:18 

Нет, жрица, не прибедняйся xD

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Желая выиграть время и, с другой стороны, не желая поддерживать иной кандидатуры, кроме собственной, те, которые уже знали, что такое сидеть взаперти, все они пришли к одной и той же мысли: «Буду голосовать за того, у кого всего меньше шансов быть избранным».
Озарение свыше подчас может сыграть невеселую шутку! Кардиналы так дружно сошлись in petto на том, кто не имел ни малейших шансов на успех, на том, кто не может стать папой, что все написали одно и то же имя – Жака Фурнье, «белого кардинала», как его называли, ибо он до сих пор не расстался с прежним своим одеянием цистерцианского ордена. И не только кардиналы и народ, но и сам избранный были равно ошеломлены, когда стали известны результаты выборов. И первое, что заявил новый папа конклаву, что выбрали они, мол, осла.
(с) Морис Дрюон,«Проклятые Короли. Лилия и Лев»

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

17:59 

И ещё о глупости

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Глупость отнюдь не мешает предприимчивости, наоборот, она затушевывает препятствия, и то, что для мало-мальски разумного человека было бы безнадежным предприятием, для глупца кажется легко достижимым.
(с) Морис Дрюон,«Проклятые Короли. Лилия и Лев»

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

19:21 

Я же говорила!

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Одно лишь воспоминание вызывало у него угрызение совести, один лишь совершенный им поступок, по его мнению, стал причиной обрушившейся на него кары, одно имя терзало его, когда он мысленно прослеживал всю свою жизнь, имя Мариньи. Ибо никогда и ни к кому не испытывал он ненависти, кроме как к Мариньи. В отношении всех прочих людей, с которыми он обошелся грубо, подверг наказанию, пыткам или отправил на тот свет, он действовал в убеждении, что трудится для общего блага, которое уже давно разучился отделять от своих личных честолюбивых устремлений. А вот Мариньи, Мариньи он ненавидел лютой ненавистью, как может только ненавидеть человек человека. Он сознательно лгал, выдвигая против Мариньи обвинения; он давал сам и заставил других давать ложные показания против этого человека. Он не останавливался ни перед подлостью, ни перед низостью, лишь бы отправить бывшего первого министра, коадъютора и правителя королевства, человека, которому в то время было меньше лет, чем сейчас ему самому, на монфоконскую виселицу. Его толкнула на это лишь жажда мести, злоба при мысли о том, что кто-то другой более могуществен во Франции, чем он, Валуа.
И вот теперь, сидя во дворе своего замка Перрей, наблюдая за полетом птиц и глядя на то, как конюшие выводят прекрасных лошадей, на которых ему уже больше никогда не ездить верхом, Валуа почувствовал любовь – это слово поразило его самого, но более подходящего не существовало – почувствовал любовь к Мариньи, полюбил память о нем. Как ему хотелось, чтоб его враг был еще жив, они бы тогда помирились, поговорили о том, что знали и пережили вместе, о всех тех делах, по которым они так яростно спорили друг с другом. Он сильнее тосковал по бывшему своему сопернику, чем по старшему брату Филиппу Красивому, по брату Людовику д'Эвре и даже по двум первым женам; порой, когда Карл думал, что он один, он вслух беседовал с покойным, и проходившие мимо слышали отрывки его разговора.
(с) Морис Дрюон, "Проклятые Короли: Французская волчица"

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

21:16 

Ещё не поздно?

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Когда человек долгое время стоит у кормила власти, когда он привыкает к мысли, что действует ради общего блага, когда он слишком хорошо знает, как дорого ему это обошлось, и когда он вдруг замечает, что никто его не любил, не понимал, а лишь только терпел, – какая горечь охватывает тогда его душу, и он невольно начинает думать о том, не лучше ли было употребить свою жизнь на что-нибудь другое.
(с) Морис Дрюон, "Проклятые Короли: Узница Шато-Гайара"

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

19:53 

Любимый рассказ

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Потом собеседницей Бейтса стала девушка в здании напротив. Это здание заменяло ему сцену, и он наблюдал за ним, совсем как старая дева, которая,
прячась за кружевной занавеской, следит за всеми, кто проходит по деревенской улице. Здание покоряло той архитектурной осмысленностью, благодаря которой американские города начинают приобретать особую прелесть, уже не заимствованную у французских замков и английских гостиниц. Архитектор знал, что проектирует не отель и не голубятню, а дом, где разместятся конторы. Он решительно покончил с лепными капителями, которые ничего не поддерживают, и с мраморными украшениями, которые якобы воспроизводят геральдические щиты, а на деле больше всего напоминают гигантские тазики для бритья. Он создал здание чистое, прямое и честное, как клинок шпаги. Глядя на этот дом, Бейтс радовался, что он деловой человек.
Здание почти сплошь состояло из стекла, и конторы были так же доступны обозрению, как клетки на выставке собак. Бейтс знал по виду всех мужчин и женщин в двадцати комнатах. Сидя за своим столом, он, правда, ничего не видел, но отдыхать он любил, стоя у окна. Он наблюдал, как в половине девятого или в девять в конторы приходят служащие, как они курят и болтают, прежде чем приняться за работу, как усаживаются за столы, как в час обеденного перерыва встают с мест, разминая затекшие ноги, а вечером, обалдевшие и молчаливые, выключают свет, прежде чем уйти домой. Когда Бейтс поздно засиживался в конторе, ему не бывало тоскливо, потому что он знал: у настольных ламп в конторах напротив непременно сидят два-три человека.
Он сочувствовал мальчишке-рассыльному, на которого постоянно кричал рыжеусый хозяин конторы на одиннадцатом этаже, и возмущался мальчишкой с
тринадцатого этажа, который воровал марки. Он потешался, глядя, как некий клерк на одиннадцатом этаже ровно в шесть часов вечера облачается в парадный костюм, прыгая на одной ноге, чтобы не волочить по полу брюки, а после этого торжественно достает из верхнего ящика письменного стола крахмальный воротничок и галстук. И он был искренне опечален, когда на его "деревенской улице" случилось большое несчастье: бойкая, хорошенькая секретарша управляющего из конторы на двенадцатом этаже, как раз напротив его окон, несколько дней не приходила на работу, а потом на ее столе появился траурный венок.
(с) Синклер Льюис, "Мотыльки в свете уличных фонарей"

@темы: Тексты, Проза

21:42 

Ветвистые рога

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
– Людовик меня по-прежнему ненавидит, не так ли? – спросила Маргарита.
– Совершенно справедливо, ненавидит, и сильно, не буду скрывать! Но признайтесь, есть за что вас ненавидеть, – ответил Артуа, – ибо пара рогов, которыми вы увенчали его чело, весьма мешает возложению короны!
(с) Морис Дрюон, "Проклятые Короли: Узница Шато-Гайара"

@темы: Проза, Тексты, Цитаты

10:36 

Это прекрасно

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Прежде всего, моя прелесть, я должен ввести вас хоть отчасти в курс дела. В последние дни, когда король Филипп находился в агонии, Людовик, ваш супруг, совсем потерял голову. Лечь спать принцем и проснуться наутро королем – это, согласитесь сами, немалое испытание. Ведь, как известно, он лишь номинально считался королем Наваррским, и там отлично управлялись без него. Вы возразите мне, что ему уже двадцать пять лет и что в таком возрасте можно править страной; но вы так же хорошо, как и я, знаете, что решительность и здравомыслие не входят в число добродетелей Людовика, не в обиду ему будь сказано. Итак, сейчас на первых порах помогает Людовику и вершит государственные дела его дядя Валуа вместе с Мариньи. К сожалению, эти два выдающихся мужа недолюбливают друг друга именно вследствие взаимного сходства, и каждый пропускает мимо ушей советы другого. Существует мнение, что вскоре они вообще перестанут слушать друг друга, и весьма прискорбно, если такое положение продлится, ибо не могут же управлять государством два безнадежно глухих человека.
(с) Морис Дрюон, "Проклятые Короли: Узница Шато-Гайара"

@темы: Проза, Тексты, Цитаты

17:36 

Когда вся твоя жизнь, это одни сплошные попытки убежать от близнецов Уизли

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
И тут Гарри увидел, что к нему направляются близнецы Уизли. Один из них нёс что-то за спиной.
Он должен закричать и убежать прочь.
Он должен закричать и убежать прочь.
Что бы это ни было… это вполне могло быть…
…достойным финалом…
Он в самом деле должен просто закричать и убежать прочь.
Смирившись с мыслью, что вселенная всё равно его догонит, Гарри продолжил разрезать блинчик. Печальная правда состояла в том, что ему уже не хватало сил. Гарри теперь знал, как чувствуют себя люди, когда устают бежать, устают от попыток ускользнуть от судьбы, как они просто валятся на землю и позволяют клыкам и щупальцам жутких демонов из чернейшей преисподней утащить себя навстречу своей ужасной участи.
Близнецы Уизли приближались.
И приближались.
Гарри съел ещё кусочек блинчика.
Близнецы Уизли подошли, широко улыбаясь.
(с) Элиезер Юдковский, «Гарри Поттер и методы рационального мышления»

@темы: Проза, Тексты

12:54 

Нет безумным нигде покоя

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекрасней любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя – такого зверя нет на свете.
(с) Рэй Бредбери, "451 градус по Фаренгейту"

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

15:52 

...

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
– Возьмем теперь вопрос о разных мелких группах внутри нашей цивилизации. Чем больше население, тем больше таких групп. И берегитесь обидеть которую-нибудь из них – любителей собак или кошек, врачей, адвокатов, торговцев, начальников, мормонов, баптистов, унитариев, потомков китайских, шведских, итальянских, немецких эмигрантов, техасцев, бруклинцев, ирландцев, жителей штатов Орегон или Мехико. Герои книг, пьес, телевизионных передач не должны напоминать подлинно существующих художников, картографов, механиков. Запомните, Монтэг, чем шире рынок, тем тщательнее надо избегать конфликтов. Все эти группы и группочки, созерцающие собственный пуп, – не дай бог как-нибудь их задеть! Злонамеренные писатели, закройте свои пишущие машинки! Ну что ж, они так и сделали. Журналы превратились в разновидность ванильного сиропа. Книги – в подслащенные помои. Так, по крайней мере, утверждали критики, эти заносчивые снобы. Не удивительно, говорили они, что книг никто не покупает. Но читатель прекрасно знал, что ему нужно, и, кружась в вихре веселья, он оставил себе комиксы. Ну и, разумеется, эротические журналы. Так-то вот, Монтэг. И все это произошло без всякого вмешательства сверху, со стороны правительства. Не с каких-либо предписаний это началось, не с приказов или цензурных ограничений. Нет! Техника, массовость потребления и нажим со стороны этих самых групп – вот что, хвала господу, привело к нынешнему положению. Теперь благодаря им вы можете всегда быть счастливы: читайте себе на здоровье комиксы, разные там любовные исповеди и торгово-рекламные издания.
(с) Рей Бредбери, "451 градус по Фаренгейту"

@темы: Проза, Тексты

20:51 

Это одно и то же!

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
— Ну вот, — сказала она, — мне семнадцать лет, и я помешанная. Мой дядя утверждает, что одно неизбежно сопутствует другому. Он говорит: если спросят, сколько тебе лет, отвечай, что тебе семнадцать и что ты сумасшедшая.
(с) Рэй Брэдбери, "451 градус по Фаренгейту"

@темы: Проза, Тексты, Цитаты

00:20 

Покер!

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
— Она считает, что тебе каким-то образом удалось овладеть украденным хронографом, а брат, сестра, бабушка и даже ваш дворецкий, помогают тебе его скрывать.
Я покачала головой.
— Не думала, что когда-нибудь скажу тебе это — у Шарлотты, очевидно, слишком бурная фантазия. Стоит только пронести по дому старый сундучишко, как у неё просто крышу сносит.
— И что же было в этом сундуке? — спросил он, не особенно заинтересованным тоном. О Боже, какой предсказуемый ход!
— Ничего! Мы используем его вместо карточного стола, когда собираемся поиграть в покер, — мне самой эта идея так понравилась, что я еле сдержалась, чтобы не улыбнуться.
— Аризонский холдем? — осведомился Гидеон, заметно оживившись.
Ха-ха.
— Техасский холдем, — сказала я.
Неужели он думает, что меня можно разоблачить с помощью такого дешёвого трюка! Папа Лесли научил нас играть в покер, когда нам было по двенадцать лет. Он, кстати, считал, что девочки просто обязаны овладеть этой игрой. Почему — он нам так и не сказал. Во всяком случае, благодаря ему мы знали все уловки и отлично блефовали. Лесли до сих пор старалась незаметно почесать нос, когда приходила хорошая карта, чтобы я тоже была в курсе.
— Иногда в «Омаху» — но реже. Ну, ты понимаешь, — я наклонилась к нему и доверительным тоном продолжала: — Везение у нас дома сродни запрещённому спорту. Моя бабушка установила несколько строжайших правил. Честно говоря, мы начали играть исключительно из чувства противоречия. Мы — это бабушка Мэдди, мистер Бернхард, Ник и я. Но потом мы по-настоящему разыгрались.
Гидеон поднял бровь. Казалось, на него это признание произвело сильное впечатление. Тут я была на него не в обиде.
— Возможно, леди Ариста права, и азартные игры действительно могут повести нас по наклонной, — продолжала я. Сейчас я чувствовала, что нашла свою стихию. — Сначала мы играли только на лимонные леденцы, но постепенно ставки повысились. Мой брат на прошлой неделе проиграл все свои карманные деньги. Хорошо, что леди Ариста ни о чём не догадывается! — я наклонилась вперёд ещё немного и посмотрела Гидеону прямо в глаза. — Так что, пожалуйста, не рассказывай ни о чём Шарлотте, она сразу же нас выдаст. Лучше пусть уж выдумывает свои истории об украденном хронографе!
(с) Керстин Гир, «Таймлесс. Изумрудная книга»

@темы: Тексты, Проза

00:15 

Хоп!

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
— Но до ужина я могу наделать кучу ошибок, могу подтолкнуть человечество к мировому кризису. Вот спросите у мистера Джордано. Неправильная улыбка, неправильный реверанс, неправильная манера общения — и хоп! Восемнадцатый век в огне.
(с) Керстин Гир, «Таймлесс. Изумрудная книга»

@темы: Цитаты, Тексты, Проза

12:47 

Тяготы семейной жизни

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Барон возмещал потерю жидкости в течение получаса и слегка осоловел. В промежутках между глотками он поведал Румате свои неприятности. Он несколько раз проклял «этих пропойц соседей, которые повадились в замок. Приезжают с утра якобы на охоту, а потом охнуть не успеешь – уже все пьяны и рубят мебель. Они разбредаются по всему замку, везде пачкают, обижают прислугу, калечат собак и подают отвратительный пример юному баронету. Потом они разъезжаются по домам, а ты, пьяный до неподвижности, остаешься один на один с баронессой…».
(с) Аркадий и Борис Стругацкие, "Трудно быть богом"

@темы: Проза, Тексты

11:57 

Большой шутник

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
— Про вторую я узнал случайно, — сказал Лермонт. — Про третью не знаю ничего. Только предполагаю, что она должна быть. Даже что это такое — предмет, заклинание, жертвоприношение, время суток, — не знаю. Возможно, идти в Сумрак надо голым в ночь новолуния, держа в зубах цветок чертополоха. Мерлин — большой шутник.
С.Лукьяненко, «Последний Дозор»

@темы: Тексты, Проза

07:47 

Облико морале

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Туристы — это самая ужасная порода людей. Иногда возникает смутное подозрение, что любой народ за пределы страны старается отправить самых неприятных своих представителей — самых шумных, самых невоспитанных, самых бестолковых. Но, наверное, все проще. Наверное, в голове у каждого человека срабатывает секретный переключатель «работа-отдых» и отключает процентов восемьдесят мозгов.
С.Лукьяненко, «Последний Дозор»

@темы: Проза, Тексты

17:00 

Первым делом самолёты

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
В наши дни трудно наслаждаться удовольствием от авиаперелета. Аварии износившихся Боингов-737 и Ту-154, задумчивые швейцарские диспетчеры и меткие украинские ракетчики, арабские террористы всех мастей — не слишком все это располагает к спокойному времяпрепровождению в комфортабельном кресле. И пусть коньяк из магазина дьюти-фри дешев, стюардесса заботлива, а питание и вино вполне достойны — человеку трудно расслабиться.
(с) С. Лукьяненко, «Последний Дозор»

@темы: Тексты, Проза

21:32 

Мне определённо нравится инквизиция..

Чему грабли не учили, а сердце верит в чудеса!
Вас держит всего лишь страх, Антон Городецкий. За себя или за людей — не важно. А нас держит ужас.
С.В. Лукьяненко, «Дневной Дозор»

@темы: Тексты, Проза

Свет гаси и приходи

главная